Возраст любви

возраст любви


К какому возрасту человек созревает настолько, чтобы испытать муки и радость первой любви? Обычно первой называют юношескую любовь, но это не совсем точно.

Размежевание мальчиков и девочек в играх завершается обычно к восьми-девяти годам. Но даже играя врозь, они тянутся друг к другу; эта тяга выражается  на первый взгляд странно: высокомерным безразличием и пренебрежением. Дети хвастаются друг перед другом, насмешничают, подсматривают. Скрытый, но сильный интерес проявляется в таком громогласно-показном презрении.

Всё это говорит о ясном ощущении своих «половых ролей», и не случайно  именно в эту пору может возникнуть первая сердечная склонность. Это отнюдь не дружеское расположение, а любовное чувство. В художественной литературе его изображали не раз.
Например, «Детство Никиты» А.Толстого. У девятилетнего мальчика пробудилась любовь к синеглазой сверстнице Лиле. Сам Никита не называет своё чувство любовью, но когда другая девочка, Аня, оказывает ему непонятное и, как ему кажется, назойливое внимание, он вдруг догадывается:»У нее то же самое, что у него с Лилей».

В 11-12 лет девочки и мальчики не очень хорошо ладят между собой, но их «взаимное притяжение» усиливается. Это уже «вторая любовь»; нередко мальчики выражают её тем, что дёргают девочек за косы, толкают, могут и поколотить. Самым красивым девчонкам достаётся больше всего.(Такая незрелая форма выражения сердечной склонности присуща не только двенадцатилетним. В старинной украинской комедии деревенскую девушку спросили, любят ли ее хлопцы. «Ещё как любят!»- отвечала она.- «От тумаков белого света не вижу!»)

Педагоги стыдливо именуют дружбой влюблённость двенадцатилетних; писатели проявляют больше искренности и прямоты. Р.Фраерман так и назвал свою книгу – «Дикая собака динго, или Повесть о первой любви».

Когда у подростков пробуждается половое влечение, оно выражается в эротических сновидениях с так называемой поллюцией. В этом возрасте бывает и влюблённость. Характерно, что предмет влюблённости не является подростку в его сновидениях в качестве предмета полового желания. Отмечается раздвоение : влюблённость, как правило, «бестелесная», в девочку – ровесницу и половое влечение к женщинам более старшего возраста.

По мере созревания личности у юноши эти два компонента сливаются воедино, и у зрелого человека духовное и телесное в любви неотделимо. Это сплав духовной и физической близости показал А.Платонов в рассказе «Фро».

Однако у многих людей, особенно у невротических субьектов, расщепление духовного и полового влечений остаётся надолго. Это свидетельство того, что человек ещё недостиг личностной зрелости и не готов к вступлению в брак. В этом одна из причин непрочности многих ранних браков.

Итак, первая влюблённость бывает в восемь- девять лет. Каков же предельный возраст любви и можно ли устанавливать пределы? Мнения об этом на протяжении веков менялись.

Маргарита Наваррская в «Гентамероне» писала, что в 30 лет женщину приличествует называть не прекрасной, а доброй; ей пора забыть о любви и пристало думать лишь о долге хозяйки и матери. М.Монтень, один из умнейших людей ХУI века, сочувственно процитировав эти слова, отметил, что Маргарита Наваррская проявила вполне понятное пристрастие: ей хотелось продлить быстротечные годы любовных волнений. На самом деле, считал Монтень, превращение «прекрасной» женщины в «добрую» происходит несколькими годами раньше.

У А.С.Пушкина в «Каменном госте» Дон Карлос говорит восемнадцатилетней Лауре,
Что « ещё лет пять или шесть» поклонники будут толпиться вокруг неё и «убивать на перекрёстках ночью».Онегин отзывается о Лариной, как о «доброй старушке», хотя нетрудно подсчитать, что ей нет ещё и сорока

В первой половине Х1Х века О.Бальзак « открыл», что и после тридцати, и после сорока лет женщина не только думает о любви, но и любит (если она не задавлена тяжким трудом и нуждой).Более того, он показал, что любовные переживания тридцати-сорокалетней женщины глубже и богаче «любовной горячки» юности.

Видимо, вообще нет возрастных границ для любви. Гёте на семьдесят пятом году влюбился и сделал предложение девятнадцатилетней Ульрике фон Левецов. Старому Джолиону Форсайту ( из романа Голсуорси) было за восемьдесят, когда он полюбил красавицу Ирен. Он не рассчитывал на взаимность, ему достаточно было её присутствия, чтобы испытывать радость.

Женщины, сохранившие на старости лет «жар сердца» и любовные интересы, не вызывают сочувствия; о них пишут меньше и в другом тоне. Но те из них, кто обладал достаточной властью и богатством, чтобы пренебречь пересудами и общественными условностями, доказали, что у женщин нет возрастных границ для любви. Обычно же общепринятые нормы поведения настолько сильны, что пожилая женщина стыдится высказывать свои сердечные склонности и говорить о них вслух. Всё же они «прорываются» и находят выражение в «приличной», завуалированной форме. Стареющая матрона выдает себя, когда говорит о привлекательном мужчине: «Была бы у меня дочь, я бы желала для неё такого мужа». Эта фраза служит подменой более откровенной: «Я желаю его для себя ». Конечно же, влюблённость в шестьдесят лет не столь обычна, как в двадцать.
G.T.