Зависеть или Не зависеть... от Любви? ч. 2


зависить -2


Как же образуется этот замкнутый круг? Мы боимся действительности – такой, какая она на самом деле. Мы не хотим ее принять – потому, что не умеем себя вести в ней, не ориентируемся в ней. Мы чувствуем себя неуютно, неуверенно в реальном мире, и поэтому всячески стараемся уйти от действительности, вместо того, чтобы принять ее, изучить законы ее функционирования и следовать им. Мы хватаемся за свои иллюзии, за свое чувственное восприятие жизни, и в первую очередь за свои прежние чувства к ушедшему партнеру. Так страхи подкрепляют наши чувства.

 

Но и чувства, в свою очередь, тоже подкрепляют страхи следующим образом. Неконтролируемые чувства, в первую очередь гордость, властвуют нами. Под их влиянием мы живем в искаженном мире, они мешают нам сформировать трезвый взгляд на мир и на себя. Этот нереальный мир нам крайне дорог, мы чувствуем себя в нем, как рыба в воде, ведь чтобы жить в нем, нам не надо трудиться над собой, надо просто отдаться своим эмоциям и плыть по течению. В результате мы впадаем в зависимость от этого нереального мира, поэтому мы боимся его потерять, мы боимся реальности. Круг замкнулся.

Это аналогично тому, как алкоголик боится протрезветь, боится возврата к реальности. Причем он зависим не от какого-то конкретного алкогольного напитка, а от своего состояния опьянения – ему совершенно все равно, что пить, лишь бы напиться и не сталкиваться с действительностью. Поэтому часто человек, излечившись от алкогольной зависимости, впадает в какую-то другую зависимость, например, в "игроманию".

Страхи, в том числе страх реальности – это разновидность навязчивых мыслей. Они мешают нам жить и быть счастливыми. Поэтому нам важно отделить себя от этих мыслей, осознать, что эти страхи, эти рассуждения – не мои. Они пришли извне, и нам вовсе не нужно принимать их. С ними, напротив, нужно бороться.

Итак, страхи и вышедшие из-под контроля неадекватные эмоции, существуя в симбиозе, пускают глубокие корни в нашей душе. Вместе они успешно питают разного рода нездоровые зависимости, такие как сексуальная зависимость, зависимость от неверных стереотипов поведения, сформировавшихся в течение нашей жизни, зависимость от общественного мнения, от собственного самолюбия, от денег, от престижности своего «статуса», от разного рода удовольствий и т.д. Думаю, не будет ошибкой сказать, что именно зависимости от всего земного, временного православие называет "страстями". Они управляют нами, про них мы нередко говорим: «Это сильнее меня».

По словам великого знатока человеческой души, святителя Феофана Затворника, «больше всего тиранят сердце страсти. Не будь страстей, встречались бы, конечно, неприятности, но они никогда не мучили бы так сердца, как мучат страсти… Эти злые страсти, когда удовлетворяемы бывают, дают радость, но кратковременную, а когда не бывают удовлетворяемы, а, напротив, встречают противное, то причиняют скорбь продолжительную и несносную».

Чтобы избавиться от психологической зависимости, необходимо бороться со страстями. Только таким путем можно придти к истинной свободе, стать полноценным, сильным человеком, который сам управляет своей жизнью, а не сетует, что его же собственные чувства держат его в плену и не дают ему быть счастливым. Это путь духовного роста, воспитания и совершенствования своей души, начало и основа которого – трезвение, то есть формирование и поддержание трезвого, адекватного взгляда на мир и на себя. Чем более трезво мы смотрим на себя и на ситуацию, тем менее мы зависим от этой ситуации, от своих чувств, от партнера… и тем меньше вещей могут нас вывести из состояния душевного равновесия. И тем больше мы зависим от Бога.

Если мы вернемся к вопросу выбора – от кого зависеть? – поднятого нами в начале статьи, то ответ на него представляется таким: мы можем предпочесть либо зависимость от людей, вещей, обстоятельств… либо зависимость от Бога. Третьего не дано: либо зависимость от временного, преходящего, либо зависимость от вечного. Причем чем больше мы зависим от людей, тем меньше мы зависим от Бога, тем меньше нас интересует Бог и Его о нас мнение. И наоборот: чем больше мы зависим от Бога, чем больше мы живем ради Него, стремимся угодить именно Ему – тем меньше мы зависим от всего остального, тем меньше нашему счастью угрожают перипетии судьбы.

Зависимость от Бога можно сравнить с зависимостью младенца от матери. И если мы обратимся к этому примеру, мы поймем, каким именно образом зависимость от того, кто тебя по-настоящему любит, может быть источником радости, спокойствия, уверенности, мы поймем, что такая зависимость – не тяготит, не мучает, а напротив – делает нас счастливыми.

Почему? Потому, что она основана на истинной, подлинно жертвенной любви. Маленький ребенок чувствует эту любовь, и он полностью доверяет матери, полагается на нее во всем. Он вверяет ей свою жизнь, свое будущее. И не тяготится этим! Наоборот, ему хочется почаще быть рядом с мамой, он бежит к ней за утешением при любом расстройстве, обращается за помощью в любой беде. Он знает – мама защитит, мама поймет, мама – это для него все. Потому, что мама любит. И это доверие маленького человека своей матери не знает границ. Он не проверяет, насколько мама компетентна в вопросах детского питания, в вопросах лечения, в вопросах развития, и даже в вопросах его личной безопасности. Он не проверяет – он доверяет. Во всем. И всегда. Он зависим от матери полностью – и он абсолютно счастлив этим.

И напротив. Все знают, насколько несчастен малыш, лишенный матери, лишенный той самой зависимости, о которой мы сейчас говорили. Воспитываемый чужими, безразличными к нему людьми, он быстро перестает доверять кому-либо, он рано взрослеет, он нередко и сам не умеет любить. Потому что его никто по-настоящему не любил… Да, такой ребенок или подросток нередко «свободен» и в немалой степени независим – никто не говорит, во сколько ему приходить с улицы, никто не запрещает курить и пить пиво, никто не заставляет поступать в ВУЗ… Но счастлив ли он, будучи столь «независим»? ответ очевиден…
Зависимость человека от Бога аналогична этой зависимости малыша от матери. Разница в том, что Бог любит нас больше, чем самая заботливая мать любит свое дитя. Потому, что Бог совершенен, и Его любовь совершенна. Она в высшей степени жертвенна – до смерти, смерти на кресте.

Зависимость от Бога – это единственный вид зависимости, который не заставляет нас страдать, а напротив, приводит нас к настоящей радости. И это единственное, чем мы можем вытеснить из своей души всевозможные патологические зависимости, ведь, как мы уже говорили вначале, не зависеть ни от кого человек не может. На первый взгляд парадоксально, но именно в зависимости от Бога человек обретает истинную свободу.

Пока человек находится в круге порочных зависимостей, он только лишь считает себя свободным, не замечая подчас, насколько он связан. Мы же, гонясь за призрачной свободой «хотеть и иметь», повинуясь, подчас слепо, гедонистическому подходу к жизни, впадаем на самом деле в зависимость, то есть достигаем противоположного результата: думая, что обрели свободу, связываем себя сильнейшей зависимостью. При этом чаще всего мы не осознаем своего рабского положения, подчинения своим же собственным потребностям и прихотям. Так, добровольно мы лишаемся самого ценного – свободы. Возможно, серьезный душевный и духовный кризис – подходящее время, чтобы задуматься: если я имею свободу, то есть то, чего я всегда хотел, то почему же мне так ПЛОХО?

Не потому ли, что истинная свобода заключается вовсе не в возможности удовлетворить подавляющую часть своих потребностей, а в свободе от диктатуры необузданных чувств, в возможности управлять своими поступками разумно, а не по велению прихоти, которая сегодня одна, завтра другая? Зависимость от Бога дает нам именно такую свободу, свободу непреходящую, не зависящую от обстоятельств. Если мы по-настоящему свободны, то нас уже не терзают страхи, о которых мы говорили выше. Встав на путь трезвения, воспитания своей души, мы постепенно искореняем страсти, мучающие нас, и взращиваем вместо них положительные качества, столь необходимые – не кому-то, а в первую очередь нам самим. Не Богу, а нам нужны наши добродетели, ведь они украшают и оздоравливают нашу собственную душу, делают нас таким образом счастливее, спокойнее и радостнее. Упрощенно говоря, «механизм» таков:

мы учимся трезвению и боремся со своими страстями – далее–
мы видим мир адекватно, без искажений и без иллюзий – далее–
мы принимаем обстоятельства нашей жизни (на которые не можем повлиять) такими, какие они есть, не впадая в депрессию – далее–
мы избавляемся от страхов, т.к. у нас нет основного, порождающего другие, страха – страха реальности – далее–
укротив страсти и избавившись от страхов, мы подрубаем корни наших нездоровых зависимостей – далее–
вместо нездоровых зависимостей, мы оказываемся в зависимости от Бога – далее–
мы обретаем истинную свободу и, таким образом, становимся гораздо счастливее....

Но тут не надо впадать в фанатизм, не превращать Бога в идола. Изначально Бог создал человека свободным и эта свобода заложена в наших молекулах, в наших генах. Мы должны быть Творцами, в сотворчестве с теми идеями, которые были заложены в человека, а изначально это была идея свободного человека. Но ключ, который запускает этот механизм - творчество в любых областях в деятельности человека. Только творчеством человек может вернуть себя к изначально заложенной свободе... И мы перестаем быть "рабами Божьими", а становимся детьми Божьими, сотворцами, а не ремесленниками....А основной постулат был - Любовь, потому как она создает, без Любви нельзя создавать, а только разрушать. Но это уже другой вид Любви - присущий Богу-человеку....

Думаю, именно этого и желает каждый из нас.

G.T.